Литовская «демократия» — печальные итоги возраста зрелости

Фото: AP/TASS

11 марта этого года довольно круглая дата — ровно 33 года с момента объявления акта о «восстановление независимости» Литвы. Это большой период времени и можно подвести итоги: как же живет «свободная» Литва? Через неделю после 11 марта 1990 г. литовский писатель Людас Дамбраускас открыто произнес фразу: «Трагизм 11 марта» и пояснил: «Вижу как под ширмой красивых слов о свободе во власть рвутся паразиты. Им не до интересов народа, они введут страну в такой кризис, который сейчас многим даже трудно поверить». Действительно, тогда на Дамбраускаса обрушилась лавина критики, но вскоре люди начали понимать, что писатель был прав.

В 1991—1994 гг. по Литве прокатилась волна жестких политических репрессий: были проведены массовые обыски, аресты, в тюрьмах оказались Иван Кучеров, Александр Бобылев, Виктор Орлов, Игнас Видмантас, Миколас Бурякявичюс, Юозас Ермалавичюс и еще большая группа их соратников — активные члены литовской компартии и советские дружинники. Их осудили на сроки от 2 до 12 лет, и почти все провели в тюрьмах всё время, назначенное судом. На улицах же Литвы творился темный шабаш — неонацисты жгли книги писателя Юозаса Балтушиса и других прогрессивных писателей с лозунгами «Нам не нужны книги красных».

Сейчас жесткое политическое давление против оппозиции тоже идет полным ходом. 20 февраля литовский суд запретил деятельность организации Международный Форум добрососедства (МФД). Основный мотив — члены МФД ездят в Россию и Беларусь, а «это создает опасность для Литовской Республики». В октябре прошлого года проведены массовые обыски в квартирах лидеров МФД: у Эрики Швянчёнене, Казимераса Юрайтиса, Дмитрия Глазкова и их соратников, всего у 9 граждан Литвы. Один из лидеров организации, Эдикас Ягелавичюс, из-за преследований покинул Литву еще в июле 2022 года, ныне он проживает в Белоруссии.

16 февраля этого года литовский журналист Лауринас Рагельскис освещал акции неонацистов в Вильнюсе, неонацисты ему угрожали и били прямо на улице, а затем его задержали полицейские и вывезли в комиссариат полиции.

Жесткое давление против всех, кто не нравится главарям правящего режима

В 2021—2022 годах и в начале 2023 года в Литве видны очень противоречивые процессы. С начало лета 2021 года в стране появились толпы мигрантов. Беженцы из Ирака, Афганистана и других стран свободно пересекали белорусско-литовскую границу, затем с радостью выходили на контакт с властями, ибо им казалось, что их мечты сбылись, они уже в Евросоюзе, и скоро отправятся из Литвы в Германию, Нидерланды и другие страны Западной Европы. Но местные власти начали их собирать и направлять в лагеря за колючей проволокой. Начался кризис — местных граждан, недовольных тем, что лагеря беженцев разместили рядом с их деревнями, «гасил» спецназ, в оборот шел газ и дубинки. Также спецназ подавлял и недовольных мигрантов. Кроме того, некоторые влиятельные политики начали открыто угрожать беженцам и указывать им, что они должны покинуть Литву.

Также много людей в Литве не довольны внешней политикой, ведь именно из-за разрыва связей с Россией и Белоруссией очень пострадала экономика страны. Было закрыто много предприятий, и уровень безработицы достиг 9,7%. Люди спасаются от нищеты — много жителей Литвы уехали в Испанию, в Ирландию, в Германию, Норвегию и другие страны Европы. В стране закрывается много школ и детских садов, ибо детей уже гораздо меньше.

Также в Литве очевидны жесткие политические преследования: это массовые нарушения прав человека и цензура. Кроме уже довольно известных фактов преследований, отмечу — в литовских тюрьмах находится 5 политзаключенных: Алгирдас Палецкис, Алексей Грейчюс, Мантас Данелюс, Константин Никулин-Михаилов, Юрий Мель — и в конце марта начнется массовый политический судебный процесс, на скамье подсудимых окажутся 92 человека. Всех их будут судить за участие в массовом митинге у Сейма Литвы в августе 2021 года. Это очень напоминает давние времена, когда в марте-июне 1926 года в Литве судили так называемых «куопининков» — членов литовской компартии, профсоюзных активистов и представителей прогрессивной интеллигенции, всего 92 человека. Кстати, тогда все они были оправданы.

Критиков правящего режима называют «ватниками» и «темными людьми»

Правящий режим проводит политику подавления всех, кто критично отзывается о его действиях. Даже те известные в обществе люди, которые раньше не выделялись как оппозиционеры, были «направлены» в ряды оппозиции, и обозваны «ватниками». Вот явные примеры — с резкой критикой правящего режима несколько раз выступили адвокат Игнас Вегеле и контролер Сейма Витаутас Валентинавичюс. Вскоре в СМИ появились комментарии министра внутренних дел Агне Билотайте и еще некоторых политиков, они заявили что Вегеле и Валентинавичюс «не понимают ситуации в Литве», и что их позиция «выгодна белорусскому режиму и Кремлю», а некоторые крайне правые журналисты обозвали их «ватниками». Так что атмосфера ненависти видна в Литве невооруженным глазом.

Почему воцарилась такая атмосфера ненависти? В Литве последние 6−8 лет были видны признаки застоя: так экономико-социального, так и гражданского.

Надо признать, что митинг протеста 10 августа 2021 г. стал своеобразной чертой, после которой стало очевидно, что гражданская активность в Литве явно поднимается.

В этом митинге у Сейма участвовали свыше 15 тысяч человек, с речами выступили Нендре Черниаускене, Дайнюс Кепенис, Пятрас Гражулис, Алгирдас Палецкис, Нида Василиаускайте и другие известные личности. Власти их обозвали «темными людьми», действия которых якобы «очень удобны для России и Белоруссии». Часть активных участников митинга была арестована. Вечером некоторые люди бросали камни в полицейских, было заявлено, что ранены 18 стражей порядка (оказалось, что больше половины из них получили только царапины), и тех активных граждан обвинили как зачинщиков таких беспорядков и вандалов. Кстати через неделю после митинга сожгли автомобиль журналиста-оппозиционера Лауринаса Рагельскиса, который очень активно освещал митинг у Сейма и аресты деятелей оппозиции.

11−12 августа 2021 г. стало ясно что арестованы известный юрист, помощница члена Сейма Нендре Черняускене, координаторы Движение семей Аделина Сабалиаускайте и Витолда Рачкова, активист Движения семей Дмитрий Виноградов, бизнесмены Лаура Лещинскайте и Каролис Цеменис, правозащитница Оксана Прочкайло, гражданский активист, в прошлом известный боксер Едвинас Скулмис и другие граждане, всего 26 человек. Вечером 12 августа из тюрьмы выпустили 17 человек, 9 из них были арестованы решением суда на период от двух недель до двух месяцев. Затем аресты продолжались — всего арестовано 116 человек, 103 из них предъявлено подозрение. Позже в итоге в суд направлено 92 человека.

Им предъявлены обвинения по 283 ст. Уголовного кодекса Литвы (массовые беспорядки). Мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс, генеральный комиссар полиции Ренатас Пожела, рупор консерваторов Лауринас Касчюнас обозвали активных участников митинга «вандалами» и «опасными для Литвы элементами».

Но вот какая складывается картина: камни в полицейских бросали сами же полицейские, только без униформы, либо с ними связанные личности. Один из таких — работник столичной полиции Юстас Райнис, другой — известный в Литве крайне правый активист, который в декабре 2014 даже участвовал в убийстве композитора Т. Доброволскиса — неонацист Артурас Вилейта. Ю. Райнис долго находился у Сейма, пытался маскироваться, но его узнали, вечером он бросил несколько камней в своих коллег. Вилейта, как сказали свидетели, пришел к Сейму вечером, находился там около 20 минут, постоял, бросил несколько камней и ушел.

Действие провокаторов координировал конкретный чиновник из министерства иностранных дел — Алгирдас Карчяускас, он находился у парламента с 9 часов утра до ночи. Часто бывал у палатки в 300 метрах от Сейма, там часто говорил по телефону, а иногда приближался к зданию литовского парламента, беседовал с Ю. Райнисом и его коллегами. В литовском МИД он работает давно, с февраля 2007 года. Карчяускас в 2009—2012 годах уже отличился как провокатор, он участвовал в деятельности организации Объединенное демократическое движение, там он специально разжигал конфликты, вводил раскол в рядах организации, пока не был вычислен как связанный со спецслужбами опасный провокатор.

Правящая партия связана с террористами

Так что провокации и другие грязные методы идут в ход, и таким образом правящий режим пытается придавить оппозицию. Но разве это что-то новое для Литвы? Правящие консерваторы сейчас очень яростно обвиняет своих оппонентов, что те якобы провоцирует беспорядки, и сеют хаос в Литве.

Но ситуация такая: есть неопровержимые факты, что члены партии консерваторов Алгис Петрусявичюс, Йонас Заянчкаускас, Андрюс Тучкус, с ними близко связанный активист Союза стрелков Антанас Клюнка и еще некоторые с ними связанные личности были организаторами и участниками террористических актов, таких как взрыв памятника советским воинам и советским партизанам в Крижкалнис в мае 1990 года, взрыв моста через реку Бражуоле в ноябре 1994 года, взрыв дома советского активиста Александра Подериса в Каунасе в декабре 1994 года, взрыв в здании газеты «Летувос Ритас» в Вильнюсе в ноябре 1995 года, покушение на профессора Леонаса Клумбиса в Каунасе в декабре 1996 года, убийство работника спецслужб Юраса Абромавичюса в Каунасе в конце января 1997 года.

В терактах применялось большое количество взрывчатки либо редкое оружие. Вот один из примеров: покушение на профессора Леонаса Клумбиса произошло 5 декабря 1996 года. Он был ранен в ногу, в нее попали 3 пули. Сначала казалось, что ранение легкое. Но раны очень трудно заживали, и после 3-месячного лечения у него оказалась отчасти парализована одна нога. До смерти в 2010 году он ходил очень тяжело. При расследовании выяснилось, что в профессора Клумбиса стреляли из редкого карабина, который был на вооружение только у некоторых подразделений спецслужб.

Что же касается расследований, то скажем покушение на Л. Клумбиса и убийство Ю. Абромавичюса фактически расследовались очень медленно и напоминали только имитацию деятельности. Гораздо позже некоторые полицейские признали, что расследованию чинили всякие препятствия несколько прокуроров и директор 2-го департамента министерства обороны (ведомство военной разведки) Костас Мицкявичюс.

Только в 2006 г. были арестованы бывший член Сейма консерватор Алгис Петрусявичюс и работник военной разведки Йонас Заянчкуаускас (в 2011 г. он вступил в ряды партии консерваторов). Они подозревались как организаторы ряда громких преступлений, в том числе и убийства Ю. Абромавичюса. Правда, в тюрьме они находились недолго, ибо выяснилось, что важная фигура, исполнитель ряда терактов Владас Грибаускас, сам был убит в 1998 году. Хотя имелись оперативные данные о преступлениях обоих арестованных, но якобы не было возможности предъявить обвинение, поскольку исполнителя В. Грибаускаса нет в живых. В Сейме Литвы была создана комиссия, задача которой — провести подробное расследование убийства Юраса Абромавичюса и других громких преступлений, связанных с расследованиями этого «героя» из спецслужб.

Комиссия работала полтора года и 5 декабря 2007 года объявила: «После расследования можно делать выводы, что ликвидация Юраса Абромавичюса — это убийство, которое совершила террористическая организация, связанная с Союзом отечества (консерваторами), конкретно с некоторыми руководителями этой партии». Кроме того, отмечалось: «Ю. Абромавичюс собрал много данных о террористических актах — о взрыве моста через реку Бражуоле и других терактах, поэтому он стал опасен для некоторых влиятельных личностей, и это был основной мотив для его ликвидации».

Так какие выводы можно сделать о правящей партии консерваторов? Правящая партия была связана с террором. Это не сплетни, это официальные выводы комиссии Сейма. Активисты оппозиции, которые проводит гражданские акции у Сейма и других местах — это ангелы по сравнению с матерыми организаторами терактов и грязных провокаций. Конечно, лидеры консерваторов и прославляет похожих на себя личностей — таких как Йонас Норейка, Антанас Случка, Йонас Мисюнас (Зеленый Дьявол) и других известных пособников нацистов-участников Холокоста, защищает их памятники от прогрессивной общественности, представители которой уже давно требует эти памятники снести.

Конечно, надо признать, что в современной Литве видны признаки прогресса: видно, что все больше представителей творческой интеллигенции открыто стали в ряды активной оппозиции правящему режиму: философы Нида Василиаускайте, Андрюс Мартинкус и профессор Алгис Дегутис, математик и этнолог доцент Едвардас Саткявичюс, писатели Бируте Дилпшене и Римантас Грейчюс, певцы Егидиюс Драгунас, Вилюс Тарасовас и еще целых ряд их коллег. Конечно это не нравится правящему режиму. Но идти на диалог власти не намерены.

Правящий режим выбрал тактику осажденной крепости

Видно, что правящий литовский режим выбрал тактику осажденной крепости. Главари режима постоянно кричат, что для Литвы очень опасны соседние Россия, Белоруссия, и также опасен Китай. Также подчеркивается, что и некоторые западные страны поддерживает связи с теми тремя странами, это очень плохо, а вот, мол, лидеры Литвы делают все возможное, чтобы Россия была изолирована. Также они стараются изолировать Белоруссию и Китай. Это-де очень важная миссия, но вот даже в самой Литве всякие группы внутренних врагов ставят палки в колеса такому «крестовому походу» правящего режима. Они, лидеры таких вражеских групп, якобы работают в интересах этих трех стран, они «вредители», они «темные люди».

В советской Литве все реально опиралось на принципы равенства и гуманизма. Но с 11 марта 1990 г., когда был объявлен акт о «восстановлении независимости», начался регресс. Тогда, в 1990—1991 годах, с высоких трибун звучали обещания, что в Литве воцарится демократия. Но посмотрим реально, что же принес Литве «экспорт демократии»: расцвет ксенофобии (в основном русофобии, антисемитизма и антисоветизма), огромное социальное неравенство, волну огромной эмиграции на Запад, атмосферу хаоса в обществе, героизацию нацизма, массовые нарушение прав человека.

Вот до чего довела гибридная литовская «демократия» и тактика осажденной крепости. Ситуация сложная, и все это ведёт Литву к коллапсу. Можно ли спастись от этого? Вопрос пока отрытый, но ясно то, что Литва может пойти дорогой прогресса только тогда, когда ей уже не будет править антидемократический и пронатовский режим.

Источник: svpressa.ru